Из каких источников информации Вы узнаёте о наших ближайших мероприятиях?

Творческая лаборатория «Орфей» – 5 апреля 2009 года

На собрании присутствовали и в обсуждении участвовали: Столбов Максим, Миронов Кирилл, Сорокина Катерина, Щёлоков Сергей, Светличкин Александр, Нагаткин Дмитрий, Тюрин Максим, Чепурных Светлана, Образцова Ирина, Борисов Анатолий, Грушевский Сергей, Рожкова Анна, Рыжков Алексей, Кузьмичева Елизавета, Керобаев Игорь, Зоря Татьяна.

Для обсуждения были предложены стихотворения Алексея Паршикова, Владимира Аристова, Дарьи Копполы и Кирилла Медведева.

 

Алексей ПАРЩИКОВ
В Кельне в ночь со 2 на 3 апреля 2009 года скончался Алексей Парщиков, один из основателей поэтического течения «метареализм», лауреат премии Андрея Белого. Парщикову было 54 года.
Алексей Парщиков родился в 1954 году в Приморском крае, учился в Киевской сельскохозяйственной академии, в Литинституте (окончил в 1982), в Стэнфордском университете (защитился в 1993 году на факультете славистики). С 1995 года жил в Кельне. Публиковаться Алексей Парщиков начал в середине 1980-х, первая его книга вышла в Киеве в 1989 «Фигуры интуиции». Впоследствии у него вышли книги «Выбранное», «Переписка. Вячеслав Курицын – Алексей Парщиков», «Соприкосновен7ие пауз», «Ангары», «Рай медленного огня» и др.
Стихи Парщикова переведены на несколько языков. В частности, на английский их перевел Майкл Палмер, лауреат премии Уоллеса Стивенса, одной из крупнейших поэтических наград США.

УЛИТКА ИЛИ ШЕЛКОПРЯД

1.
Улитка или шелкопряд,
по чёрной прихоти простуды,
я возвращался в детский сад
и видел смерть свою оттуда.
В сомнамбулической броне
наверняка к ядру земному
с повинной полз к родному дому,
а дом курился на спине.
Внизу картофельный шахтёр
писклявым глазом шевелил,
и рвались угли на простор
от птеродактилевых крыл.
Я встретил залежи утрат
среди ракушечного грунта:
нательный крест Джордано Бруно
и гребни эллинских дриад.

2.
Природа пеплами жива
и фотографиями в раме,
как перед новыми снегами
кто ходит в лес, кто по дрова.
Дышать водой, губить медведя
и нацарапать на бревне:
- Когда я спал, приснилось мне...

Высказывания участников творческой лаборатории о стихотворении Алексея Парщикова «Улитка или шелкопряд»:

«Два варианта одного пути – медленное существование улитки (движение по поверхности), и интересное, с риском для жизни, но и возможностью взлететь – шелкопряда». (Игорь)

«Вопросительный характер стихотворения – кто же он, улитка или шелкопряд. Стихотворение омытарстве, о том, что человек всю жизнь проводит в переживаниях». (Анатолий)

«Ирония над бессмысленностью любого пути, ощущение бессмысленности жизни». (Максим)

«Заболел, бред у него, ползет домой, как слоны идут умирать». (Алексей)

«О бессмысленности дуализма. В чем смысл жизни – что-то делать или просто отдаться пути».(Сергей)

«Текст переполнен тонко завуалированными приколами». (Максим)

«Для автора все воспринимается как болезненное. И единственное, что помогает не сойти с ума – самоирония». (Сергей)

«Все приходит не к смерти, а ко сну. Все есть иллюзия». (Светлана)

«Бессмысленность любого из путей». «Не бессмысленность любого пути ,а возможность смысла каждого пути». (Кирилл и Сергей)

«С одной стороны – бессмысленность, с другой – сложно предугадать, чем все обернется. Но главное в тексте то, что любая жизнь что-то значит, не обязательно жизнь человека, а жизнь любого существа». (Максим)

«Природа – то, что живо сейчас, а каждое событие, каждый человек – всего лишь еще один пласт в развитии культуры». (Максим)

Следующим в обсуждении было стихотворение Владимира Аристова.

 

Владимир АРИСТОВ
Поэт, эссеист. Родился в 1950 году. Окончил Московский физико-технический институт, доктор физико-математических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Вычислительного центра им. А. А. Дородницына РАН, руководитель Лаборатории - кафедры Развития реляционных методов изучения времени. Входил в неофициальный клуб «Поэзия». Первая публикация стихов в 1987 г.; автор пяти книг стихотворений, одного романа, статей и эссе о философии поэзии и об отдельных поэтах (в частности, о Пастернаке, о Кавафисе).
Сборники стихов: «Отдаляясь от этой зимы» , 1992; «Частные безумия вещей», 1997; «Реализации», 1998; «Иная река», 2002; «Реставрация скатерти», 2004; «Забытое месторождение», 2006; роман «Предсказания очевидца», издательство ОГИ, 2004. Шорт-лист Премии Андрея Белого 1999 года Живет в Москве.
Стихи Аристова принадлежат к метареалистическому направлению в поэзии 1980-1990-х гг. Отталкиваясь от мандельштамовского императива, требующего попытаться освоить, обжить всякую изначально чуждую человеку вещь, поэтическим словом превратить её в «утварь», метареалисты поставили вопрос о собственной бытийной наполненности вещи, о том, как возможен диалог с ней — с кантовской вещью в себе, лейбницевой монадой, причём диалог, не превращающий её сущность. Основным орудием такого диалога для метареалистов стала метаметафора-метафора, понятая как возможность равноправного сопряжения ломоносовских «понятий далековатых.
В кругу метареалистов Аристов, наряду с Аркадием Драгомощенко, составлял наиболее «западническое» крыло: корни его индивидуальной манеры уходят в поэзию Рильке, итальянских, греческих поэтов начала XX века (Сеферис). Аристов предпочитает нерифмованный стих, но чаще белый, чем свободный, поскольку для него очень важна мелодическая инерция, дление звука само по себе. Вещный мир стихов Аристова наиболее бесплотен, состоит из смутно различимых больших предметов: свет, тень, река, — однако все они метареалистически понимаются как полноправные участники диалога.

Из поэмы «БЕССМЕРТИЕ ПОВСЕДНЕВНОЕ»

(Часть III)

6.
Вечные струйки вещей...
Где же донце коричневой вещи,
Что сквозь отверстие мира
Лицо в содрогании света омоет?
Паутинки трещинок ракообразных
На кожаных плечах промелькнувших.
На пустых колосках мы летели –
На гондолах пиджачного века,
Между пальцами пыль от встречных
вещей забилась.
Где загадка одежды вещи?
Где духа питье?
Вымолвишь мир
И услышишь, как воздух его проходит
по лицу в золотистый
и черный предзольный вечер.
То не ваша ли оболочка – хрустящая
корочка этого века,
Что видели мы на прозрачных телах
В плащах прокаленных?
Отпишитесь в ночь с запекшейся корочкой губ
из отверстий мучительных века,
Отпишитесь хоть серой золою отчаянья.
Опреснители горького века...
Где канал застыл
И морская волна
У горла звучит рукавами.
Не услышишь, как воздухом тянет
Из дырочки ручки цветной,
И прильнув к световому канальцу века,
Барабанные детские лямки ты не можешь приладить
Ремешки от часов
на песчаных плечах скользят, расплываясь.
Чтобы ты, очнувшись, увидел здесь на гостиничном стуле
Убывающих каждой секундой, седину своих
пыльных часов.

Вот как проинтерпретировали стихотворение участники Творческой лаборатории «Орфей».

«Увековечивание времени, какой-то части жизни, сохраняющей дух времени». (Ирина) «Поиск среди суеты чего-то значимого». (Кирилл)

«Человек пытается спрятаться за вещи, вещи – единственная ниточка, которая связывает с миром, и когда человек от них избавляется, то мир рассыпается». (Светлана)

«Старость, немощность времени. Все идет к обретению мудрости». (Кирилл)

«Стихотворение философское, поэтому оно мне сразу не понравилось». (Максим)

Стихотворение Кирилла Медведева вызвало, пожалуй, самые неоднозначные заявления, оказавшись достаточно спорным артефактом сегодняшнего дня. Все присутствовавшие отмечали его острую социальную направленность, но и, в отличие от стихотворений предыдущих авторов, некоторую простоту художественных образов и стилистических приемов.

 

Кирилл МЕДВЕДЕВ
Современный поэт, переводчик, критик. Родился в 1975 году. Окончил Литературный институт. Живет в Москве. Публиковал статьи и рецензии в «Русском журнале», «Независимой газете», «НЛО», «Критической массе», стихи, прозу, переводы - в журналах и альманахах «Авторник», «Зеркало», «Вавилон», «TextOnly» и др. Напечатал ряд переводов современной англоязычной литературы (в т.ч. две книги Чарлза Буковски: роман «Женщины» и сборник стихов «Блюющая дама», а также рассказы из книги «Юг без признаков Севера»; роман Джона Ридли «Все горят в аду»; стихи Лоренса Даррелла; переводил Хьюберта Селби, автора знаменитого «Реквиема по мечте», его роман «Последний поворот на Бруклин». Шорт-лист Премии Андрея Белого (2002) в номинации «Поэзия».
Автор стихотворных книг «Все плохо», «Вторжение», «Тексты, изданные без ведома автора». В 2003-м году отказался от участия в литературных проектах, организуемых и финансируемых как государством, так и культурными инстанциями (Коммюнике), в 2004 - от авторского права на собственные произведения (Манифест).
В настоящий момент публикует свои произведения на собственном сайте в интернете состоит в социалистическом движении «Вперед». Кирилл Медведев – одна из наиболее ярких, оригинальных и принципиальных персон современной русской литературы.

мой друг женя (фотограф-неудачник)
одно время раздавал всем мало-мальски понравившимся ему девушкам
(на улице, в метро, в клубах) визитную карточку, где было написано:
Евгений Якименко. фотограф – и номер телефона, по которому
его тогда можно было найти:
одну девушку из тех, которые позвонили Жене по его визитной карточке,
зовут Габби, это
бисексуальная девушка.
она рассказала ему,
как она сидела однажды с подругами
в ночном клубе
и к ним подсели какие-то парни,
стали знакомиться с ними, а потом
повезли их в какую-то гостиницу,
усадили за стол и высыпали на стол
горы кокаина, а когда девчонки
нанюхались
кокаина, эти парни сказали «а теперь
сюрприз» - вышли на какое-то время, а потом
вернулись обратно в рясах,
оказалось, что все они священники,
что они имеют сан и работают на какой-то православной таможне;
вообще, рассказывают много историй
про всю ту гнусь, которая царит
в церковных организациях
причем обычно это истории гораздо страшнее этой
это как раз в общем-то довольно безобидная
история (ну что такого – они даже кокаин с ними не нюхали
просто развлекли девчонок и все)
так что может быть, ее не стоило и рассказывать
может, пора уже вообще перестать рассказывать
какие-либо истории
про церковь и священнослужителей
может, пора уже наоборот
рассказать
какую-нибудь историю
об этом мире
посмеяться над этим уродливым самодовольным
миром
без божества
посмотреть до чего довел его научный прогресс
свобода
релятивизм и позитивизм
вот до чего довели:
вместо бога теперь болезни – рак
или СПИД
все боятся рака
как руци божьей
все думают: «только бы пронесло»
(я знаю по себе)
все молятся раку
и уповают на милосердие

«У Медведева достаточно узкий круг ценителей. В этом смысле он элитарный автор. Ещё можно говорить про «вывернутые наизнанку вдохновение и наитие», про «поэзию-рассуждение, включающую тезис-доказательство-вывод», про неслучайность метафор и нереалистичых образов». (Александр)

«Медведев не является маргинальным поэтом; «низовость», присущая маргинальным текстам, в текстах Медведева отсутствует или проявляется незначительно.
Как поэт Медведев чрезвычайно лиричен, чувственнен, и эти качества он умудряется передать посредством человеческой - а не стиховой - речи, оформленной тем не менее в стихотворную форму. Видно, что тексты КМ изобилуют вводными оборотами (мне кажется, по-моему, наверно, я не знаю; иногда Медведев «уверен» - см. стих, - но это бывает крайне редко). Поэт (никакой не лирический герой, не персонаж) сомневается постоянно, и сомневается во всем (что роднит его с Буковски). Он ни на что не претендует; он делится своими догадками, предположениями, ощущениями, историями и нелепыми случаями из жизни своей и своих знакомых (книга стихов «Всё плохо»).

Что же тут такого особенного? - вот какой вопрос повис у многих на обсуждении на минувшем собрании ТЛ «Орфей».

- В ЖЖ тоже так пишут. Причём все. Но если ЖЖ - это просто дневник, заметки, мысли, изречения, то у Медведева все это организуется в неуловимую словесную организацию, в самый настоящий верлибр.

Ю. Б. Орлицкий в своей работе «Стих и проза в русской литературе» выводит любопытную методику анализа современной литературы, которая как нельзя лучше проливает свет на, казалось бы, стихи «ни о чём», на стихи, подобные полевым заметкам, или дневниковым записям. Стихи Медведева, согласно Орлицкому, можно формально трактовать, как «чистый» верлибр, для которого характерен полный отказ от слогового метра, тонической урегулированности и рецидивов рифмы» (Ю. Б. Орлицкий, «Стих и проза...» М., РГГУ, 2003, стр. 323-324).

Также Ю. Б. говорит о промежуточном состоянии поэтического текста, когда ЭТО еще не стих, но уже и не речь. Творчество Медведева как раз и являет тот сложный литературный конгломерат, в этом качестве уподобляясь работам Евгения Гришковца, Петра Мамонова и иже с ними (прошу прощения за неполную осведомленность)». (Кирилл)

После перерыва самарские поэты приступили к обсуждению новых стихов и прозы присутствующих авторов.

 

Екатерина СОРОКИНА
(студентка ПГСГА)

Две сморщенные картошки
На терке – на сковороду.
День подавился коркой.
В реке отключили воду.
У меня голод
По твоему теплу.
Живем в ускользающем доме
На пару с хвостом.
С небес осыпается крыша.
Хвосту снятся белые мыши.
Мне – тарелка с борщом.
Во сне крылатая крыша
На юг со своими летит.
Дом убегает вприпрыжку,
Хвост унося под мышкой.
Ты так неизбежно снишься,
Что хочется взвыть.

 

Ирина ОБРАЗЦОВА
(студентка факультета журналистики ПГСГА)

ЖЕНСКИЕ ПРЕМУДРОСТИ

«Вот думаешь, баба: ну зачем она, баба? Щеки, живот, глазами мыргает, говорит себе чего-то. Головой вертит, губами шлепает, а внутри у ей что? Темнота мясная, кости скрипучие, кишки колечком, а больше и нет ничего. Смеется, пужается, брови хмурит – а есть ли у ей и вправду чувства какие? Мысли?»
Татьяна Толстая

* * *
Мне так хорошо, ведь кому-то хуже.
Я нужна всем, а мне никто не нужен.

* * *
Твой доверчивый взгляд пробуждает зверя во мне, заставляет смеяться сердце, Вызывает бурю эмоций в моих руках… Нахалка! безудержно пользуюсь этим!

* * *
Запорошенный твоими словами день превращается в ужин, плавно переходящий к женитьбе…

* * *
Она ждет принца на белом коне, а таких не бывает! Я тоже одно время ждала. Надоело!

* * *
Кто-то взял и назвал наши чувства любовью, а мы привыкли. Это что-то светлое, трепещущее и еще много-много синонимов… То, что должно быть у каждого. Должно быть. И есть.

* * *
Ему нужна женщина! Такая опытная, умная, неприхотливая. Такая, чтобы он был у нее под каблуком!

* * *
Помогает по-дружески, целует любя, держит в строгости, просто он такой…

* * *
Все, что нас не убивает, делает сильнее. На меня покушались дважды. Живучая стерва!

* * *
Просто так получается, что все мы – женщины, просто иногда не понимаем друг друга.

* * *
Что? Ничего. Понимаешь? Нет. Зачем? Не знаю. Обними! Прощаю…

* * *
Обиженная женщина – иная женщина. А если она осознала свою значимость, то вовсе не стоит вспоминать ее прежнюю, иначе знание друг друга иссякнет!

Материал подготовила Галина Уланова

 

443110, г. Самара,
пр. Ленина, 14

вт.-пт.: 10.00-21.00|
сб.вс: 10.00-18.00
пн.- выходной
последняя пятница месяца - сан. день
(846) 334-23-52
(846) 334-45-80
e-mail: soub@soub.ru